Конституционный суд Российской Федерации признал не соответствующим Конституции РФ положение уголовно-процессуального закона о разумных сроках уголовного судопроизводства

Поводом для оценки конституционности ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ стала жалоба жителя Республики Коми, который в июне 2009 года обратился с заявлением о преступлении, а уголовное дело было возбуждено спустя 6 лет – в ноябре 2015 года. Мужчина обратился в суд по месту жительства с административными исковыми требованиями о присуждении компенсации за нарушение его права на уголовное судопроизводство в разумный срок, однако ему было отказано со ссылкой на то, что продолжительность судопроизводства следует исчислять со дня признания заявителя потерпевшим и по день вступления в законную силу приговора.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд РФ указал, что в положениях ст. 6.1 УПК РФ законодатель вполне определенно указал моменты, с которых исчисляется разумный срок уголовного судопроизводства: момент начала осуществления уголовного преследования или день подачи заявления, сообщения о преступлении.

Между тем ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, исключает из оценки разумности срока уголовного судопроизводства в случаях, когда производство завершилось обвинительным приговором, продолжительность стадии возбуждения данного дела (проверки заявления о преступлении), что приводит к нарушению конституционных прав лица, которому преступлением причинен вред.

В результате Конституционный Суд РФ признал ч.3 ст.6.1 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен вред, не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора.

Подробнее с документом можно ознакомиться на официальном сайте Конституционного Суда РФ (www. ksrf.ru).

 

53
24
10